Предпосылки возниконовения национального литературного языка в XVII в. Демократизация литературного языка.

Предыдущая123456789101112Следующая

17 век — веха, отделяющая средневековый перод от нового языка. Новый язык опирается не на церковнославянскую традицию, а на живые процессы. Сильное воздействие обиходно-разговорных форм как в традиционных (агиографии), так и в новых жанрах. Новые жанры появляются по влиянием ЮЗ традиции, а через нее и западноевропейской (особенно польской). Все это вызвало измеения в церковнославянском книжном языке и способствовало его дифференциации.

Период демократизации ЛЯ. Этот процесс следует рассматривать как двухсторонний. Книжный славянский язык расширяет свои полномочия, модифицируясь в т. н. «ученый» тип ЛЯ. С другой стороны, деловые тексты, опирающиеся на раговорную речь и приказной язык, приобретают статус литературных текстов. Это происходит в низовой, посадской литературе. Она получает широкое распространение.

Бунташный век — век обмирщения культуры в целом. Переход от веры к культуре. Секуляризация жизни связана с начавшейся европеизацией. И это происходило в результате того процесса, который называют третьим южнославянским влиянием (влияние культурной ситуации в украинских и белорусских землях на МР).

Что происходит в церковнославянском? Он по-прежнему употребляется в конфессиональных жанрах. Архаические формы (вития, нипщевати, сице, егда), аорист и имперфект, архаические синтаксические конструкции (с союзами иже, еже). Вместе с тем сказывается ЮЗ влияние (полонизм, латинизмы, украинизмы: осдоба, дедичь). Особенно сильно этот процесс проявляется в модифицированных жанрах. Это говорит о расшрении функций книжно-славянской лексики. Славянская лексика и фразеология используется в силлабической поэзии, драматургии, переводных повестях и романах. Количество переводов в это время очень велико, но теперь переводы с латинского и польского (а не с греческого). Славянизмы проникают в жанры ДП, в научные трактаты, правовые документы. Виноградов: церковнославянский начинает применяться в таких темах, которые в предшествующей традиции были бы оформлены деловым языком или просторечным. Успенский: в духовных школах МР учат общаться на церковнославянском. Тредиаковский тоже об этом вспоминает. Он учился в славяно-греко-латинской академии: там разговаривал на церковнославянском. То есть происходит расширение функций гибридного церковнославянского языка. Это процесс демократизации. Церковнославянский язык начинает использоваться в светской литературе.

Успенский, говоря о 3 южнославянском влиянии, подчеркивает, что культура ЮЗ Руси играла роль проводника не только греческой, но и латино-польской культуры.

Как проявлялась демократизация снизу? Язык посадской литературы иногда сохраняет признаки книжности («Повесть о Шемякином суде», «Праздник кабацких ярыжек», «Калязинская челобитная», «Повесть о Ерше Ершовиче»). Сохраняется перфект со связкой, двойственное число, аще, егда и др. В сочетании с обиходно-разговорным языком эти формы выглядят искусственными, употребленными скорее для придания статуса книжности тексту. Снижение гибридных форм языка. 17 век — появление сатирических повестей. Книжные элементы могли использоваться в них в пародийных целях. Появление народной смеховой культуры воспринималось бы как кощунство раньше, а теперь возможно. Разрушение замкнутости книжного церковнославянского языка. Пародироваться могли даже богослужебные тексты. В «Празднике кабацких ярыжек» пародируется текст молитвы Симеона Богоприимца (входит в состав «Часослова»).



В 17 веке заметно возрастает роль приказного делопроизводства и его язык, связанного с отраением бытовых и административно-юридических сфер деятельности. Бурное развитие и проникновение обиходно-разговорной речи в традиционные письменные жанры, новая ориентация на живую разговорную речь — этот процесс характерен для формирования новых национальных ЛЯ. Примерно со всторой пол. 16 до середины 18 века занимает этот процесс. Виноградов: «особенно в 16 и 17 вв. усиливаются процессы литературно-языковой обработки разных форм приказно-деловой речи, а деловая речь уже выступает как один из важных стилей народно-литературного языка. Все возрастает роль деловго стиля в языке художественной литературы. Все расщиряются функции деловой речи». На протяжении этого времени происходит закрепление московский деловых норм, представленных в 2 юридических кодексах: Судебник 1550, Судебник 1589. Активно формируются местные делопроизводственные традиции. Тем не менее нормированности в ДП нет. Указ Алексея Михайловича: вариативность нормы устанавливается.

В повествовательных текстах 17 в. используются не только народно-разговорные формы (союзы оттого что, потому что, если, зане). В области лексики уореняются слова, образованные на русской почве: допрос, начальник, калитка, квашня. Заимствования из диалектов и частично просторечной лексики: рукомойник. Это способствует сближению литературно-книжного языка с разговорным. В 17 веке в письменность проникают элементы фольклора («Повесть о Горе-Злосчастии»).

То есть происходит сближение книжного и живого языков, на базе которого будет формироваться национальный РЯ.

17. Языковое творчество протопопа Аввакума и «справа» патриарха Никона.

Успенский, говоря о 3 южнославянском влиянии, подчеркивает, что культура ЮЗ Руси играла роль проводника не только греческой, но и латино-польской культуры.

Ко 2 половине 17 века возникают 2 противоборствующие партии: греко-фильская (Ефим Чудовский, братья Лихуды) и латино-фильская (Симеон Полоцкий, Сильвестр Медведев). То есть противостояние светской и духовной культуры. Оно ярко отразилось в реформах патриарха Никона. Несовпадение книжных норм московского и ЮЗ варианта церковнославянских книг вызвало необходимость новой справы. Ее начало относят к 1653 — выходу печатной Псалтыри, в которой отсутствовали статьи о двуперстии и о поклонах. Эти реформы привели к расколу в обществе: приверженцы старого и нового обряда. Сам Никон и его справщики считали, что их правка ориентируется на греческие, т. е. наиболее авторитетные, образцы, однако на самом деле они ориентировались на ЮЗ русские книги. Например, издание «Постной триоди» 1656 правилось по киевскому изданию 1627г. Издание «Требника» 1658 правилось по киевскому «Требнику» 1646г. Противники новых реформ эти книги считали испорченными, подвергшимися влиянию латино-католической культуры. Все тэо вызывало протест у сторонников церковнославянкого узуса. Критике подверглась и грамматика Мелетия Смотрицкого, на которую ориентировались московские справщики. В 1648г., когда грамматика переиздавалась в Москве, в ней были устранены ЮЗ черты.

Особую роль играет языковое творчество протопопа Аввакума. Старообрядец. В своем «Житии», в письмах царю Алексею Михайловичу и др. Аввакум варьирует и церковнославянский книжный узус и активно вводит разговорно-просторечные, диалектные эелементы (например, постпозитивне частицы от, то и др.). Язык Авваума — репрезентация полемики, которая развернулась во второй половине 17в. между никонианами и старообрядцами. Сосуществование разных стилистических пластов, использование различных речевых стратегий анализируется в статье Виноградова «О задачах стилистики». Он выявляет сплетение двух форм стиля: библейского и бытового. Актуальность повседневной речевой стихии более могуча, церковнославянизмы в ней растворяются. Он часто пользуется приемом глоссирования, т. е. переводит символический библейский образ в бытовой план. Во вступлении к «Житию» - покаянная формула (обычно была в конце). Там пишет о русском языке, просторечие считает природным языком, который включает и элементы церковно-книжного характера. Он проивопоставляет русский язык виршам философским, т. е. ученому церковнославянскому языку, который был представлен в литературе барокко. В послании Алексею Михайловичу советует царю говорить на природном русском языке. Природный язык должен быть употребителен в разных сферах — эт шаг к полифункцинальности языкового употребления. Сам свой стиль Аввакум называет стилем «вяканья».

18. «Ученый» тип литературного языка и язык литературы русского барокко.

Период демократизации ЛЯ. Этот процесс следует рассматривать как двухсторонний. Книжный славянский язык расширяет свои полномочия, модифицируясь в т. н. «ученый» тип ЛЯ. Церковнославянский язык расширяет сферы, в которых он употребляется. В том числе он используется в научных трактатах. Успенский: в духовных школах МР учат общаться на церковнославянском. Тредиаковский тоже об этом вспоминает. Он учился в славяно-греко-латинской академии: там разговаривал на церковнославянском. То есть происходит расширение функций церковнославянского языка. Это процесс демократизации. Церковнославянский язык начинает использоваться в светской литературе.

Важную роль в создании «ученого» типа ЛЯ сыграло образование в 1631г. Киево-Могилянской академии. Там изучают не только церковнославянский, но и латинский, греческий, польский языки. В Киево-Могилянской академии получили образование многие украинские и русские деятели просвещения и литературы XVII в., например, Симеон Полоцкий, Епифаний Славинецкий, Димитрий Ростовский, Стефан Яворский. Ученый церковнославянский язык во второй половине XVII в. занимает господствующее положение в системе стилей складывающегося национального языка. Нормы официального церковнославянского языка, как выше сказано, сложились к началу XVII в. в пределах Речи Посполитой, закрепились в середине того же века в практике Киевской академии и, будучи Приспособленными к некоторым чертам великорусского произношения и грамматического строя, окончательно отобразились в московском издании “Грамматики” Смотрицкого 1648 г. В соответствии с данными нормами производилось исправление богослужебных книг по инициативе патриарха Никона. Отличия ученого церковнославянского языка от русского языка того же времени заключались не столько в лексике и словоупотреблении, сколько в стремлении авторов строго соблюдать все правила славянской грамматики, что с особенной яркостью проявлялось в последовательном употреблении древних форм склонения и спряжения, в особенности же древней видо-временной системы глагольных форм — аориста, имперфекта, плюсквамперфекта,— в то время как в живом русском языке все эти формы уже давно были вытеснены современной формой прошедшего времени с суффиксом -л. Литература, развивавшаяся на ученом церковнославянском языке, обслуживала во второй половине XVII в. придворные круги, высшее духовенство, учебные заведения.

Вообще термин русское барокко употреблялся довольно осторожно. Как известно, барокко — это переходная стадия между Ренессансом и классицизмом. Однако в России реессанса не было. Оно утвержилось и укрепилось на средневековых традициях, особенно на стиле плетения словес. Интересно, что в России барокко приянло на себя функции ренессанса: оно сыграло роль секуляризатора литературы.

Барокко появляется в России в начале 17 века. Через силлабическую поэзию, вирши (Симеон Полоцкий, Карион Истомин, Сильвестр Медведев), а также и другие явления: придворный театр, переводные повести и т.д. Поэзия ориентируется на ЮЗ русскую и польскую поэтическую традицию. Важна роль переводов с польского и латинского. Особое литературное направление возникает в Новоиерусалимском воскресенском монастыре (основан Никоном). Развивается панегирическая литература, церковная проповедь, придворная торжественная ода, похвальное слово, школьные драмы. Язык этих текстов представляет ЮЗ-славянскую редакцию церковнославянского языка. Большинство авторов: украинские и белорусские духовные лица (Стефан Яворский, Симеон Полоцкий). В творчестве Симеона Полоцкого много архаических форм, лексики и т. д. Язык Симеона Полоцкого несет на себе следы ЮЗ языка (полонизмы, латинизм, даже простая мова). Наиболее значительные сборники: «Вертоград многоцветный» (1678) — сборник дидактических стихов, и «Рифмологион» (1679) — сборник панегирических стихов. Свою поэзию Симеон сближает с наукой. Она напоминает энциклопедию: много различных тем, орнаментальность стихов. В московский период творчества, когда Симеон был приглашен ко двору царя Алексея Михайловича, подвергает свои тексты редактуре. Здесь ориентируется на московскую норму.


3488738193004326.html
3488799265344961.html
    PR.RU™